Выборы в России наоборот. Серия 5: второй тур по бразильской системе / Александр Корольков , Татьяна Русакова

Александр Корольков: К.и.н, специалист по Латинской Америке, эксперт РСМД.

Татьяна Русакова: К.полит.н., эксперт Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД.

Сюрприза не произошло. В первом туре президентских выборов в Бразилии, как и ожидалось, победил ультраправый контрэлитный кандидат Жаир Болсонару. «Бразильский Трамп», как его часто называют (и что ему явно импонирует), набрал 46,03% голосов — на 15% больше, чем предвещали последние соцопросы, выпущенные перед выборами. Для победы в первом туре ему не хватило менее 4% голосов. Его основной конкурент, выдвинутый на пост президента от бразильской Рабочей партии (PT), Фернанду Аддад также показал результат, превышающий показатели социологических опросов, но всего на 4%, набрав 29,28% голосов.

Победа Болсонару была полной. Он набрал больше всех голосов в 16 штатах из 26 и столице. Аддад смог одержать победу только в девяти штатах, добившись наибольшей поддержки на северо-востоке страны — жители этих регионов традиционно голосуют за левых. За пределами этого региона Аддад смог «взять» только один штат — Пара. Жители еще одного штата — Сержипе — проголосовали за Сиру Гомеса.

В абсолютных цифрах выборы выглядели следующим образом — из более 147 млн граждан Бразилии, имеющих право выбирать президента, на избирательные участки пришли 117 млн человек, при этом 107 млн голосов были признаны действительными. За Болсонару проголосовали более 49 млн человек, за Аддада — 31 млн. Еще 27 млн голосов распределились между остальными участниками президентской гонки. Больше всех во «второй лиге» набрал Сиру Гомес — 13,3 млн голосов (12,47%). Представитель Социал-демократической партии (PSDB), которая с начала XXI в. неизменно конкурирует с PT за назначение ее представителя на президентский пост, Жералду Алкмин не смог набрать даже 5% голосов.

Новая политическая реальность

Единый день голосования в Бразилии не только отправил в нокаут PSDB — его влияние оказалось намного глубже и не ограничилось уничтожением лидерства одной партии. Вся политическая система страны пережила сильную встряску. В ней фактически из ниоткуда появилась новая политическая сила, с которой придется считаться как минимум ближайшие четыре года. Речь о Социально-либеральной партии (PSL), которая выдвинула в президенты Болсонару. Его личная популярность позволила PSL занять крепкие позиции сразу на всех политических фронтах.

PSL, у которой за всю историю ни разу не было «своего» губернатора (был случай, когда Фламарион Портела выиграл выборы в штате Рорайма от PSL, но вскоре перешел в PT), вывела своих кандидатов во второй тур губернаторских выборов сразу в трех штатах (Санта Катарина, Рондония и Рорайма). При этом даже в тех штатах, где представители PSL проиграли, они получили значительные результаты, а кандидаты в губернаторы от других правых партий высказывают симпатии PSL и Болсонару, чтобы привлечь большее число избирателей.

На парламентских выборах, которые также проходили 7 октября, PSL получила в количественном отношении больше всех голосов (11,92%, у ближайшего преследователя — PT — 10,37%) на выборах в нижнюю палату и впервые провела четверых своих представителей в Сенат. Таким образом, у партии Болсонару будет вторая по численности (после PT) собственная фракция в Палате депутатов (52 депутата — никогда в истории у партии не было более одного депутата. Впервые с середины 1990-х гг. состав нижней палаты парламента Бразилии после выборов изменился более чем на 50%.

Мало того, у PSL теперь есть большинство в четырех парламентах штатов, при том что раньше не было ни одного.

Все это на фоне провала традиционных партий, образующих коалиции — PT и PSDB. PT получила трех губернаторов и продолжит борьбу на выборах в еще одном штате во втором туре. То есть партия Лулы да Силва уже гарантированно проиграла как минимум один штат — Акре. PSDB пока вообще не получила ни одного губернатора и будет бороться за губернаторство сразу в шести штатах во втором туре.

В Нижней палате Парламента PT потеряли 13 мандатов, PSDB — 25, но больше всех потеряла партия Бразильское демократическое движение (MDB), председателем которой является исполняющий обязанности президента Бразилии Мишел Темер, — сразу 32 места (на прошлых выборах провела почти столько же депутатов, сколько PT). В Сенате Бразилии работают по три представителя от каждого штата – на этих выборах избирались по два из них. Из 54 сенаторов сумели переизбраться всего восемь. PT потеряла половину своих представителей в Верхней палате, сохранив шесть мест из 12, MDB потеряла шесть сенаторов, а PSDB — два. В парламентах штатов PT сохранила большинство только в одном штате из пяти, MDB — в трех из семи.

Коррупционный скандал Lavo Jato, серьезный экономический кризис и попытка уничтожить PT любыми способами не прошли даром в том числе и для инициаторов этих атак. Был запущен процесс изменений политической системы страны, последствия которых остаются неизвестными. Все разговоры о том, что Болсонару в случае избрания станет изолированным президентом, теперь, похоже, имеют под собой меньше оснований, чем казалось перед первым туром. Кто бы ни победил на выборах, проводить нужные законы ему будет непросто. Демократическая «подушка безопасности» сработала исправно, и в случае победы Болсонару придется договариваться с оппонентами. Если, конечно, он не предпочтет действовать вне конституционного поля, что сегодня маловероятно.

Ничего не говорите СМИ

Болсонару остался недоволен первым туром выборов. Вскоре после обнародования результатов он заявил, что были зафиксированы подтасовки данных электронных урн для голосования и только это не позволило ему победить в первом туре.

Одновременно политические аналитики в Бразилии и за ее пределами сравнивают результат Болсонару с результатом его американского прототипа — Дональда Трампа. Сходства действительно заметны — оба кандидата являются контрэлитными, их недооценивали социологи, оба находились под огнем критики традиционных медиа и интеллектуальных элит, кроме того, оба эффективно использовали Интернет для прямого общения с избирателем. Болсонару продолжил эту тактику обхода традиционных СМИ и в период между турами. Более того, он обратился к своим сторонникам, чтобы те «очень аккуратно» общались с журналистами: «Они всегда используют вашу неосторожную фразу для нападок на меня. Мы рекомендуем лучше вообще ничего им не говорить. Большая часть СМИ левые и они хотят найти способ для критики моей кандидатуры».

Следующий шаг Болсонару — отказ от участия в дебатах, в которых все прочили значительное преимущество Фернанду Аддаду. Представители Болсонару, объясняя отказ от дебатов, сослались на состояние здоровья кандидата в президенты после покушения.

Поддержка бизнеса

Одновременно Болсонару ищет поддержки у предпринимателей и уже достиг определенных успехов в этой сфере. Представителей бизнес сообщества привлекает программа основного экономического советника кандидата Палу Гедеса, который в случае победы экс-капитана станет министром финансов. Этот человек придерживается ультралиберальных (особенно по меркам Бразилии) экономических взглядов. Возможно, их корни стоит искать в юности Гедеса — когда знаменитые «чикагские мальчики» приступали к реформам в Чили, молодой бразилец Паулу Гедес из Рио как раз поступил в фридмановский Чикагский университет и наверняка внимательно и восторженно изучал их опыт.

Гедес выступает за полную приватизацию госсобственности, рабочую и пенсионную реформы, освобождение от подоходного налога физических лиц тех, кто имеет доход менее пяти минимальных зарплат, и единую ставку подоходного налога в размере 20%, иначе говоря — за уменьшение этого налога для групп с самым высоким доходом. Кроме того, он предлагает снизить налоги на прибыль организаций до 15%, сейчас они достигают 34% (в России, например,— 20%, в США — 15–35%).

Такая налоговая политика, которая по российским меркам выглядит едва ли не левой, в условиях Бразилии приведет к сворачиванию огромного количества социальных программ. Вряд ли все голосующие за Болсонару хорошо это понимают, но зато крупный бизнес, который станет бенефициаром такой политики, отлично оценивает свои выгоды.

Бразильская биржа растет после каждого нового социологического опроса, предрекающего победу Болсонару на выборах, укрепляется курс реала и все больше капитанов бизнеса открыто заявляют о поддержке правого кандидата.

Основная и едва ли не единственная претензия к Болсонару со стороны бизнеса — это снижение защитных мер от импорта. Налоговые тарифы на ввоз продукции остаются неизменными с 1995 г. Этот вопрос связан с переговорами о зоне свободной торговли с ЕС и обязательствами по снижению ввозных пошлин на высокотехнологичную продукцию, которые Бразилия взяла на себя как член Меркосур. Мы рассматривали позицию Болсонару по отношению к вопросам экономической интеграции (Серия 2). Из его публичных заявлений можно сделать вывод, что он пойдет на уступки в открытии экономики для США, ЕС и стран Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Во время встречи с представителями национальной промышленности 22 октября этот вопрос был поставлен перед Болсонару, основным требованием стало связывание снижения ввозных пошлин с аналогичными действиями внешнеторговых партнеров страны и прежде всего стран ЕС. Несмотря на это, в результате встречи представители компаний, которые вместе контролируют 32% всего промышленного производства страны, подписали манифест о поддержке Болсонару.

Бизнес, судя по обещаниям кандидата в президенты, будет участвовать в формировании правительства. Паулу Гедес уже даже составил список кандидатов на различные посты — в основном это представители транснациональных компаний финансового сектора. Центробанк, например, в случае победы Болсонару возглавит Алешандре Беттамиу — исполнительный директор Bank of America по Латинской Америке, который сейчас проживает в Нью-Йорке. Среди других претендентов на высокие посты — глава бразильского подразделения Telecom Italia Жоау Кокс, Мариа Бастус из Goldman Sachs и глава Santander в Бразилии Роберту Нету.

Военные возвращаются?

А где же военные, которые должны прийти к власти вместе с Болсонару и которыми так пугали левые? Военные действительно придут к власти вместе с ним. По сути то, что с высокой долей вероятности начнет происходить в Бразилии после 28 октября, чем-то может напоминать российскую систему, в которой сильно влияние групп силовиков и ряда приближенных лиц, а для управления экономикой привлекаются экономисты, приверженные либеральной модели, так называемые «системные либералы».

Источник: https://bit.ly/2zzrX9O